СРОЧНО: С 22 июня Россия восстанавливает авиасообщение с Турцией

В среду, 9 декабря, в Калининградском областном суде начинаются прения сторон по «делу калининградских врачей». Они продлятся до 11 декабря. После присяжные вынесут вердикт бывшей и.о. главы роддома №4 и неонатологу областного перинатального центра Элине Сушкевич  

Напомним, по версии следствия Элина Сушкевич ввела недоношенному малышу смертельную дозу сульфата магния. Следствие полагает, что это было сделано по указанию Елены Белой. Далее, как считает сторона обвинения, в документации было внесено исправление о том, что ребенок родился мертвым. Подсудимые настаивают на полной своей невиновности. О том, с чего началось это громкое дело, и что ляжет в основу последних аргументов сторон обвинения и защиты, напомнит kaskad.tv.

Из рабочего кабинета в наручниках

Ноябрьский день 2018 год. Мужчина с коричневым портфелем в руке и женщина с папкой внушительного размера уверенно заходят в здание калининградского роддома №4.

Через минуту они уже в кабинете и.о. главного врача Елены Белой. Ничего неподозревающая руководитель учреждения встречает гостей и предлагает присесть.  

Визитер вынимает из кармана красную корочку и представляется оперативным сотрудником УМВД.

 - В отношении вас возбуждено уголовное дело по факту смерти новорожденного, дальнейшего переписывания медицинских карт

На врача надевают наручники и на глазах персонала и пациентов выводят из здания.

В тот же день в региональном Следственном комитете пояснили, что и.о. главного врача роддома №4 задержана по подозрению в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий – смерти новорожденного. На следующий же день Елене Белой предъявили обвинение и отправили в СИЗО.

В чем сначала обвиняли Белую?

 Белая комментарий

Сначала Белую подозревают в том, что она отказалась вводить одному из новорожденных дорогостоящий препарат «Куросурф», в результате чего младенец скончался. Трагические события случились 6 ноября. Одна из пациенток, доставленная на скорой, родила ребенка с критической недоношенностью. Для поддержания жизнедеятельности мальчику необходимо было ввести препарат Куросурф. Однако, по версии следователей, Белая запретила его вводить, решив, сэкономить дорогое лекарство, которое вряд ли уже спасет малыша. Более того, Белая якобы потребовала принять все меры, чтобы малыш не выжил, а в истории родов указать, что ребенок родился мёртвым.

Медицинское сообщество против следователей

 Елены Белой ноябрь 2018

Арест Белой вызвал серьёзный резонанс в СМИ и возмущения коллег, которые назвали обвинения абсурдными. По версии коллег-медиков, спасти младенца было невозможно.

Специалисты указывали на то, что ребёнок родился массой 700 граммов на 23‑24 неделе беременности, а роженица (г-жа Ахмедова) поступила необследованной в обычный роддом, а не перинатальный центр. При этом у женщины предыдущие две беременности закончились выкидышами. Вместе со всем врачебным сообществом страны за Елену Белую вступился и глава национальной медицинской палаты Леонид Рошаль.

 «Национальная медицинская палата полагает, что применение такой меры пресечения как заключение под стражу в отношении врача, который ранее всегда добросовестно выполнял свои обязанности, никогда не привлекался к ответственности, не скрывается от органов следствия и не имеет возможности каким-либо образом оказать влияние на результаты расследования, является избыточным.  НМП не считает этически правильным демонстрацию на всю страну кадров, как на доктора, которая помогла тысячам женщин и детей, надевают наручники», – говорилось в сообщении Рошаля. Он также отметил, что куросурф ребенку вводился в достаточном количестве.

Освободить врача из СИЗО ходатайствовала и областная прокуратура. В итоге, 20 ноября Елену Белую выпустили из-под стражи и перевели на домашний арест. А материалы уголовного дела были направлены в СКР России. Расследованием занялись следователи центрального аппарата ведомства.

Полгода новостей о расследовании не появлялось. Кроме того, что раз в два месяца адвокаты Елены Белой ходатайствовали об отмене домашнего ареста, и каждый раз – безуспешно.

Арест Элины Сушкевич и обвинения в убийстве

28 июня 2019 года стало известно о задержании врача-неонатолога областного перинатального центра Элины Сушкевич. Об этом сообщила в СМИ главный врач учреждения Ольга Грицкевич. При этом, она была в растерянности и не знала по какой причине задержали специалиста.

Выяснилось, что следователи полностью переписали версию обвинения. В деле вместо препарата «Крусурф» появился сульфат магния. Якобы его смертельную дозу специально ввели недоношенному младенцу. Укол сделала Сушкевич по указанию Белой. Элине Сушкевич вменили умышленное убийство, а Елене Белой – в организацию убийства. Какие-либо доводы в пользу этой версии следствием не озвучивались.

Я/МЫ – Элина Сушкевич

 После ареста второго врача, дело получило общероссийский резонанс.

«В городе Калининграде задержана самоотверженный, преданный своей профессии врач-неонатолог, анестезиолог-реаниматолог отделения реанимации новорожденных Перинатального центра Калининградской области Сушкевич Элина Сергеевна по обвинению в части 2 статьи 105 УК РФ «Убийство малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии группой лиц по предварительному сговору», – такое сообщение появилось на сайте Российского общества неонатологов сразу после того, как Сушкевич предъявили обвинение.

По всей стране прошли акции в поддержку неонатолога. Сами врачи, а также мамы новорождённых детей приняли участие во флешмобе. Через день после задержания более 22 тысяч человек подписали петицию с требованием прекратить преследование Элины Сушкевич. В сети стал популярным хештег #ямыэлинасушкевич.

В суд ушло 30 томов уголовного дела

 уголовного дела

В апреле генеральная прокуратура утвердила обвинительное заключение по делу калининградских врачей. Его лично подписал заместитель генерального прокурора Российской федерации Виктор Гринь. Материалы уголовного дела насчитывают 30 томов. Каждый по 200-250 листов. Сушкевич, Белая и адвокаты начали вплотную готовиться к судебному процессу при присяжных заседателях.

 Встречали с овациями и цветами  

В мае состоялось предварительное заседание по делу Сушкевич и Белой, а само судебное следствие началось в августе.

Процесс сделали открытым для прессы (за исключением нескольких заседаний).

На первое судебное заседание поддержать врачей пришли представители медицинского сообщества. Елене Белой и Элине Сушкевич вручили цветы.

Настроение у подсудимых и защиты было довольно оптимистичным. Впрочем, ненадолго.

 Скрытое видео, 700 граммов уголька, давление огонь и «наплодили инвалидов». Свидетельства против врачей.  

 и Сушкевич вместе

27 заседаний потребовалось, чтобы объявить о завершении судебного следствия. Kaskad.tv вел прямую (текстовую) трансляцию с каждого из них. Во время процесса было немало скандальных моментов, и так называемых «деталей», которые говорили о непростых отношениях в коллективе роддома №4.

Ключевыми свидетелями обвинения стали заведующая родильным отделением Татьяна Косарева и неонатолог роддома №4 Екатерина Кисель.

Так, благодаря свидетелям обвинения, в распоряжении суда появилась видеозапись. Она была сделана на совещании 6 ноября, когда ребенок находился между жизнью и смертью. По словам Кисель, Елена Белая начала разговор со слов: «Наплодили инвалидов!».

  - Вы спасаете мир, вы же молодцы. Идите,  разговаривайте с женщиной и что хотите то и говорите, - говорит на записи Белая, - «Каждый раз у Вас одно и тоже. Не ставите в известность перинатал (Перинатальный центр – ред.).  Вы далеко не умнее всех.

Позже Елена Белая объяснила, что отчитала подчиненных в состоянии  нервного стресса.

Татьяна Косарева в этом процессе была единственным свидетелем, которые дала прямые показания против Сушкевич и Белой.

 - Зашла Белая, она как зашла, так и стояла в дверях, за ручку дверь держала. Элина Сергеевна подошла к шкафу, вытащила оттуда упаковку с магнезией, достала одну ампулу, шприц. Это была ампула с магнием сульфата, объем был 10 мл. Она отключила капельницы, которые были подключены к ребенку, подсоединила свой шприц набранный и стала вводить. Вводила очень быстро, струйно. Через пупочный катетер. Ребёнку Ахмедовой. Стали показатели жизнедеятельности падать на мониторе, и монитор стал издавать звуковые сигналы. Когда Элина Сергеевна все ввела, убрала шприц, стала выкидывать, она произнесла такую фразу: «Ну вот, семьсот граммов уголька у меня ещё прибавилось" Когда все уже закончилось, Белая отошла от двери, очень довольная, и сказала мне «вот смотрите и учитесь, как надо делать. Я так поняла, меня пытались научить методу умерщвления детей,  –  рассказала Косарева на одном из заседаний.

 Елена Белая, и Элина Сушкевич назвали эти показания ложью. Неонатолог заявила, что в ее практике магнезия не используется и она даже не знает, как этот препарат выглядит. По словам Сушкевич, она приняла все меры для спасения ребенка. При этом до ее приезда в роддом, врачи теряли время, оказывая ребенку не ту помощь, которая ему требовалась.

Фразу про «700 граммов уголька» Сушкевич объяснила сожалением о смерти ребенка. Оно сравнимо с поговоркой: «У каждого доктора есть свое кладбище».

Во время судебного следствия была изучена и личная переписка Сушкевич с руководством перинатального центра и другими неонатологами, с которыми она советовалась в момент оказания помощи.

Там обратила на себя внимание следующая запись: Сообщение Астаховой: "Давление огонь (emoji)", "Ага!""Не поволоку".

Сушкевич пояснила, что в данной переписке речь шла только об исправлении документации, но не о самом ребенке (факт подделки медицинских документов врачи признали).

На последних заседания сильно повысился градус противостояния адвокатов и судьи. Председательствующий неоднократно грозился удалить защитников из зала, а те в свою очередь заявляли отвод судьи.

Причина конфликта была одна – судья опротестовывал вызовы свидетелей защиты, приглашенных экспертов, отклонял важные, по мнению адвокатов, вопросы к свидетелям.

Коллеги Сушкевич рассказали, что не так в обвинительном заключении

WhatsApp Image 2020 10 08 at 10.55.26

Коллеги по медицинскому сообществу внимательно следят за процессом и продолжают настаивать на невиновности врачей.

3 декабря состоялась пресс-конференция представителей Национальной медицинской палаты. Собравшиеся эксперты, заслуженные врачи поделились своими соображениями результатами судебного расследования.

Так, доктор медицинских наук Дмитрий Дегтярев заявил, что «нет ни одного объективного доказательства, что недоношенный ребенок умер от введения сульфата магния». По его словам, совершенно непонятно, откуда возникла идея с введением препарата. И почему спустя полгода после смерти младенца:

- Сначала идея насчет магния родилась. Потом под эту гипотезу стало подгоняться все остальное, показания свидетелей. Не подгоняется, много нестыковок. Нет ни одного объективного доказательства, что ребенок умер от введения магния, - сообщил Дегтярев.

Другой независимый эксперт, детский токсиколог из НИИ Склифосовского Галина Суходолова, считает, что магнезию ребенку никто не вводил вовсе. Она предполагает, что магнезия попала в кровь ребенку от матери.

А заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии новорождённых Калужской областной больницы Алексей Мостовой попытался собрать всю хронологию событий того дня смерти ребенка.

Из его выводов следует, что свидетели обвинения Екатерина Кисель и Татьяна Косарева сами не оказали ребенку квалифицированную помощь, а с вызовом бригады перинатального центра слишком затянули.

В национальной медицинской палате пришли к следующим выводам:

- Все обвинение строится на показаниях одного свидетеля

- Экспертиза не смогла убедительно доказать, что смерть наступила именно от сульфата магния

- У Сушкевич и Белой не было мотива к убийству ребёнка. Они сделали всё возможное, чтобы сохранить ему жизнь. 

Сегодня kaskad.tv в 10:00 начнет прямую трансляцию первого дня судебных прений.

Заметили ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Автор