СРОЧНО: В Калининградской области за сутки выявили более 100 случаев коронавируса

В Калининградском областном суде в пятницу, 25 сентября, состоится очередное заседание по делу врачей Елены Белой и Элины Сушкевич. Экс-главу роддома №4 обвиняют в организации убийства, а врача-неонатолога Регионального перинатального центра - в убийстве младенца. По версии следствия, Сушкевич по указу Белой ввела недоношенному ребенку смертельную дозу сульфата магния.

Предыдущее заседание прошло в четверг, 24 сентября. В суде допрашивали главного свидетеля обвинения - заведующую отделением новорожденных роддома №4 Татьяну Косареву. По ее словам, она стала свидетелем того, как Элина Сушкевич ввела новорожденному младенцу смертельную дозу сульфата магния. 

В данный момент в суде находится корреспондент kaskad.tv. Заседание началось в 10:00. Мы будем вести текстовую онлайн-трансляцию. 

10:18 Выступили адвокаты сторон - Белой и Сушкевич. Затем судья принимает решение по документам и экспертизе. Сторона подсудимых хотела привлечь к делу эксперта Володина, суд отклонил этот запрос. 

10:25 Объявлен перерыв. Во время перерыва присутствующие отказались комментировать ситуацию. Началось заседание с присяжными.

10:39 Заседание продолжается. Белая вышла к трибуне. Вышли 13 присяжных. 

10:42 Адвокат задал вопрос Белой, что происходило во время совещания, которое зафиксировано на видеозаписи. Белая отвечает, что там была "грустная речь", а свидетель Косарева врала на вчерашнем заседании. Отвечает, что запись была сделана заведующей Соколовой, совещание в тот раз началось без крика. Белая пыталась начать работу и решила поговорить с Сушкевич, поднялась на второй этаж,  в палату интенсивной терапии. 

10:46 По словам Белой, около 9 часов утра ей позвонил врач, но она не поняла, кто именно. Как выяснилось, звонила ей Грицкевич, главврач РПЦ. После этого Белая пошла к Сушкевич и спросила, в каком состоянии находится ребенок, планируют ли его транспортировать. Сушкевич ответила, что не планирует его никуда переводить. Далее Белая встретила Татьяну Соколову в ординаторской, спросила, знает ли она о ситуации. Соколова ответила, что в 9:00 она приехала и ее это не волнует. Разговор закончился. 

10:50 Белая обратилась к Сушкевич, спросила, какие были прогнозы. Сушкевич ответила: "Либо инвалидность, либо смерть". Белая сказала, что сульфат магния надо было капать во время родов - нужна была реанимация, но сейчас уже поздно. Сушкевич ответила, что ей некогда разговаривать. Белая ушла в родильный зал.

10:52 В 10:16 Белой поступил еще один звонок, снова от главврача РПЦ. Грицкевич спросила, что у них происходит. Белая ответила, что прогноз не очень хороший. Далее Белая описывает палату, 1620 квадратных метров, с утра там находилось 8 человек, все помогали, но, по словам Белой, в палате был лишний шум и свет. 

10:55 Белая рассказывает, что началась реанимация. Сушкевич смотрела на монитор и делала массаж сердца. Произошла остановка сердца, Косарева стояла возле катетора, пошла к шкафу, нужен был адреналин, но, что ввела Косарева - никому неизвестно. Реанимация не дала никакого эффекта. Белая сказала, что Сушкевич не предлагала вводить магнезию. 

10:57 Адвокат спросил, предлагала ли лично Белая ввести магнезию в качестве убийства, Белая ответила - нет. "Никаких мотивов убивать ребенка Ахмедовой у меня не было. Доктора боролись, как могли. Все усилия надо было делать в течение часа", - Белая. Кроме того, она не знает, удалялись ли дыхательные трубки из ребенка. Косарева должна была заполнить документы о смерти ребенка. "По поводу документов, я лично говорила оформлять правильно историю новорожденного, историю родов не видела".

11:01 В 11:08 поступил звонок от Косаревой, подтвердили смерть. Белая пришла увидеть сестру Ахмедовой и решила сказать и показать ей, что ребенок умер. Отвела ее в палату интенсивной терапии и показала ребенка. Сказала, что врачи сделали все, что могли. Сестра Ахмедовой начала плакать, Белая попросила ее поговорить с матерью малыша и сказать о смерти. 

11:05 Адвокат спрашивает, действительно ли Белая хотела занять место главного врача. Белая отвечает, что не знает, был ли какой-то конкурс и документы на подачу на конкурс не собирала. Адвокат спросил, влияла ли смерть младенца на статистику роддома. Белая отвечает, что в 2018 году умер только ребенок Ахмедовой, динамика была положительной. 

11:08 Адвокат спрашивает, влияла ли на должность Белой оформление документов до родом и после. Белая отвечает, что любая смерть - это плохо, а то, что документация была не оформлена - это неправильно. 

11:10 Белая снова рассказала о часе реанимации. Это было связано с кровотечением и остановка должна была проходить в течение часа с момента родов. Все, кроме присяжных подошли к судье, идет обсуждение. 

11:12 Все вернулись на места. Объявлен перерыв 10 минут. Адвокаты и подсудимые отказываются от комментариев.

11:23 Судья вернулся. Заседание продолжается. Присяжные по какой-то причине не зашли. Белая появилась в своей любимой белой махровой кофте. Вернулись присяжные. Включают запись из палаты интенсивной терапии. Виден стол, под ним емкость для перчаток и аптечка для всех препаратов. Косарева стояла по левую руку от стола, шкаф с препаратами находится в 1,5 шагах от стола. Белая отметила, что при проверке все препараты почему-то были убраны, однако, судья сказал, что это не имеет отношения к делу. Врачи оказывают помощь, Косарева и Сушкевич стояли спиной к друг другу.  Сушкевич делала массаж сердца, сказала Косаревой ввести адреналин. Косарева вводит препарат, однако, на записи не видно, какой именно. Запись остановили. 

11:40 Адвокат просит продемонстрировать суду документы - это история родов. Белая говорит, что они ей знакомы. Она комментирует, что акушером не выставлена оценка.  В листах "4:30 и 4:45" не написано. Судья закричал, подозвал всех к себе. Говорит: "Здесь не совещание". Белая комментировала и дала оценку Балашовой по данным записям истории родов. Все вернулись на свои места. 

11:42 Белая обращает внимание, что была зафиксирована внутриматочная инфекция и дипоксия, а также продолжительные роды. Сушкевич приезжала в качестве реаниматолога.  В то утро Белая не видела историю родов, видела ее позже. Сторона обвинения задает вопросы. Белая отвечает, что до 9 утра ей не было известно о рождении такого ребенка. Она встретила Широкую, та сообщила, что родился младенец с экстремально низкой массой тела. Белая поднялась к Косаревой до пятиминутки, та сообщила ей, что ребенок с давлением и в крайне тяжелом состоянии. До пятиминутки Белая не видела малыша и документы. 

11:50 В 9 утра началось совещание. Длилось 10-15 минут. Косарева молчала на совещании, отвечала Кисель, она не делала акцента на транспортировке младенца. Белая попросила сделать врачей все возможное. После разговора с Соколовой и Косаревой, Белая планировала заняться документацией, но сосредоточиться не получилось, поэтому она поднялась к матери ребенка, зашла в палату интенсивной терапии. Говорила Ахмедовой о том, что прогноз смерти ребенка вероятен. По словам Белой, в истории родов ничего не написано о состоянии ребенка. В истории развития родов указано все. Об этом говорит гипоксия и асфиксия, это, по словам Белой, указывало на такой исход. 

11:58 Белую спрашивают, почему она сказала Соколовой и Косаревой переписать карту. Белая отвечает, что таких указаний не давала. Следующий вопрос - говорила ли Белая Соколовой и Косаревой, что Ахмедова не понимает русский язык. Белая отвечает: "Не знаю, не помню, на видеозаписи этого нет. Но она действительно не понимала, когда я общалась с сестрой. Либо это из-за стресса, либо из-за нехватки знаний русского языка". Белая также сказала, что обсуждала с Сушкевич транспортировку ребенка, Сушкевич ответила, что он с отрицательной динамикой и поэтому транспортировка невозможна. При этом разговоре присутствовала Косарева. 

12:03 Белую спрашивают, какие реанимационные мероприятия были проведены. Белая не знает, говорит, что динамика была не стабильной и шок-сердечно-сосудистая. Эту информацию ей сказала Сушкевич. В ординаторской Белая с Сушкевич говорила о состоянии ребенка и о том, чтобы минимально снизить инвалидность. С Косаревой обсуждали, как будут оформлять документы ребенка. Задают вопрос, спрашивала ли Белая, кто остался с Ахмедовой, когда зашла Сушкевич. Белая ответила, что ребенок был какое-то время один, думала, что у них все организовано. На пятиминутке все было сказано жестко, чтобы все шли по своим местам.

12:11 В 10:13 Белая разговаривала о состоянии ребенка по телефону с Грицкевич. Спросили, где находился адреналин, по словам Белой, сразу слева. В шкафу положено храниться до 25 препаратов. Задают вопрос, отличаются ли упаковки и ампулы магния и адреналина. Белая отвечает, что отличаются. Еще один вопрос, какой шприц и какой размер взяла Косарева. Белая ответила, что не видела, что та вводила. Когда ребенок начал умирать, у него взяли анализ веществ. Сушкевич делала непрямой массаж сердца, затем вводился препарат. Белая не засекала, сколько вводились реанимационные мероприятия. По правилам РФ такие мероприятия должны оказываться от 10 до 30 минут. Белая ушла из палаты интенсивной терапии в 10:35.

12:16  Белую спрашивают, слышала ли она фразу Сушкевич про 800 граммов уголька. Она отвечает, что такого не слышала. Кроме того, Белая не давала указания вытащить трубки, не давала указание исправить медицинскую документацию и сама ее не исправляла. Белую спрашивают, как были переписаны журналы и для чего. Белая отвечает, что они были исправлены для сокрытия дефектов и для дискредитации руководителя Соколовой и Косаревой. "Я просила Шевчук, чтобы документы и труп были своевременно отправлены", - говорит Белая. Также, все это должна была делать Косарева, по словам Белой. Сушкевич работала в роддоме давно из-за нехватки неонатолога. Кроме того, Белая добавила, что не получала никаких указаний от Грицкевич. 

12:30 Белая ответила, что в тот день видела медсестру в перинатальном центре . Судья задал вопрос: "Вы сказали, надо антенатал? В связи с чем?". Белая отвечает, что эта фраза не принадлежала ей, она не давала никаких указаний убивать ребенка. Все подошли к судье. 

12:45 Объявлен перерыв 10 минут. 

13:03 Адвокат Белой выступает с детализацией телефонных звонков Белой в тот день, показывает их присяжным. Судья снова подозвал всех к себе. Далее адвокат показывает присяжным приказ Белой об экстремально низкой массе тела и маршрутизации. Белая отвечает, что знакома с приказом, поясняет, что он был издан для того, чтобы ребенку оказывали качественные медицинские услуги. Кроме того, там имеются сведения о том, чтобы Косареву ставили в известность. 

13:08 По словам Белой, приказ был издан сразу после смерти ребенка Ахмедовой. Заседание завершается. Следующее назначено на 1 и на 2 октября, в 10:00. 

13:11 Суд сообщил, что заседание продолжится в 13:45.

14:50 Заседание продолжается по ходатайству одной из сторон. Присяжные отсутствуют, поскольку ходатайство носит процессуальный характер. В кабинете главврача изъяли тетрадь Белой. Белая ответила, что тетрадь действительно принадлежит ей, но она хотела бы взять паузу. Суд настаивает, чтобы она ознакомилась с записями со 2 октября по 2 ноября 2018 года. 

14:56 Белая с адвокатами смотрит тетрадь. Суд спрашивает, сделаны ли записи Белой. Белая не утверждает, что тетрадь принадлежит ей, но говорит, что она ей знакома. "Пытаюсь понять, что там написано", - говорит Белая.  

14:58 Сторона обвинения утверждает, что тетрадь была изъята в кабинете у Белой. Адвокаты что-то ручкой показывают Белой в тетради. Записи в тетради принадлежат Белой частично, кроме 12 октября. Сторона обвинения настаивает на том, чтобы провести судебную экспертизу. Белая отвечает, что не вносила никакие медицинские изменения. По мнению стороны обвинения - это не так и в журнале есть записи. 

15:08 Суд рассматривает запись в еще одном журнале. Вопрос к Белой - выполнена ли ею эта запись. Белая отвечает нет. "Нам нужно время, чтобы подготовить свою позицию", - отвечает адвокат Белой.

15:13 Судебное заседание завершилось. Адвокат Елены Белой Михаил Захаров дал комментарий корреспонденту kaskad.tv 

 

 

 

 

Заметили ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Автор