СРОЧНО: В Калининградской области 18 детей заболели коронавирусом

Калининград, бывший Кёнигсберг, во многом уникальный город с многовековыми традициями, в том числе, кулинарными. Но большинство очень популярных блюд давно исчезли из рациона, став частью истории региона.

Причем, некоторое из того, что раньше считалось деликатесом, мы считаем странным и экзотическим. А то, что предшествовало приготовлению этих национальных «вкусняшек» - диким, и даже пугающим. 

Голубь косы с зеленью

kusatel voron 3

В Кёнигсберге (Калининград), на пересечении нынешнего Ленинского проспекта и улицы Портовой, раньше находился один из известных отелей города - «Континенталь», в ресторане которого было блюдо, называвшееся «Nehrungstauben» (Голубь косы). Странность состоит в том, что люди ели вовсе не голубей, а ворон, которых подавали респектабельным посетителям ресторана, с гарниром из отварного риса и салатом из кислой капусты. Тарелки с воронятиной украшались свежей зеленью.

Птицу с запашком рыбы кёнигсбергцы употребляли в пищу с большим аппетитом, несмотря на немалую стоимость блюда. 

Жестокие курши кусающие ворон

kusateli voron 656

В рестораны города и на рынки Германии «прусские голубки» поступали с Куршской косы, где их ловили и употребляли в пищу местные жители – курши (нем. – kuren). 

Пернатых носителей паразитов и возбудителей опасных болезней ловили крайбитеры (кусатели ворон), которые использовали в охоте нехитрые способы. На открытом пространстве косы устанавливались сети с приманкой, рядом с которыми привязывали ворон. Пролетающие над «живой инсталляцией» вороны видели своих «собратьев» рядом с разбросанным зерном и рыбой, приземлялись, и тут же оказывались в сети, тщательно замаскированной коварными охотниками. 

После поимки стаи, охотник добавлял приманки, проверял надежность вбитых колышков с привязанными воронами, и ожидал очередную стаю птиц в изготовленном из веток шалаше. После того, как нужное количество ворон было поймано, начинался жестокий процесс заготовки. 

Житель Восточной Пруссии и поэт Герт О.Э. Саттлер: «На дюнном песке лежали, как на богато накрытом столе любимые блюда ворон: бобы, зерно и рыба. В будке из хвороста сидели рыбаки, как правило, вдвоём. И сетью ловили ворон».

Шнапс и перья на дюнном песке

kusatel voron 4

Попавших в рыбацкую сеть ворон убивали укусом в область черепа птицы. Либо, прокусывали шею в определенном месте для обездвиживания жертвы, тем самым продлевая «срок хранения» пернатого товара. Затем, крайбитеры (krähenbeißer) дезинфицировали свои окровавленные рты шнапсом. 

Некоторые «мастера – кусаки» ловили до двухсот ворон за день. Дикой охотой занимались не только взрослые курши, но и подростки, с детства перенимающие опыт добычи пернатых у своих старших наставников. 

На ворон с лицензией

kusateli voron 656

Промысел ворон осуществлялся на основании специальных лицензий, выдаваемых лесником. В документе указывались границы охоты с указанием места постановки шалаша, а также количество птиц разрешенных к добыче. За ловлю ворон без лицензии, «кусателя ворон» ждало наказание.

Один из последних крайбитеров Куршской косы Армин Тол в статье «Krajebieter» - так было на самом деле» писал: «Места ловли ворон назначил лесник. У моего дедушки, который был моим главным ловцом ворон, было два рыболовных участка: один весной, а другой - осенью. Например, еловые ветки и рыболовные угодья, адаптированные к направлению полета птиц, не нуждались в переоборудовании для соответствующего сезона».

Каркающее лакомство, ушедшее в историю

Вороны для жителей Куршской косы были не только источником дохода, но и традиционным лакомством. Потрошеные тушки птиц обильно просыпались солью и хранились в деревянных бочках. 

Этих птиц кушали примерно так, как мы сейчас едим кур или другую домашнюю птицу. За одним исключением, перед приготовлением, соленые тушки ворон какое-то время отмачивались и проходили термическую обработку в емкостях с кипящим маслом. 

Когда каркающие птицы стали входить в рацион жителей Восточной Пруссии точно не известно. Известно лишь то, что ворон ели на территории нынешней Латвии и в Померании, на юге Балтийского моря. Жестокий обычай и блюда из ворон исчезли в конце Второй мировой войны. 

В советские годы, традицию употребления ворон в пищу пытались возродить в одном из кафе на литовской территории косы, но она так и не прижилась.

Заметили ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Автор