СРОЧНО: В Калининграде от коронавируса скончался еще один больной

В пятницу, 25 сентября 2020 года, в Калининградском областном суде состоялось 14-е судебное заседание по делу бывшего и.о. главного врача роддома №4 Елены Белой и неонатолога перинатального центра Элины Сушкевич.

Напомним, по версии следствия Сушкевич по указу Белой ввела недоношенному мальчику смертельную дозу сульфата магния. По информации пресс-службы суда, Сушкевич обвиняют в убийстве младенца, Белую - в организации убийства.

Экс-главу роддома №4 задержали в ноябре 2018 года в ее рабочем кабинете. Сначала Белую отправили в СИЗО, после изменили меру пресечения на домашний арест.

Врача-неонатолога Элину Сушкевич задержали в июне 2019 и тоже отправили под домашний арест. Несколько раз меру пресечения обвиняемым продлевали. 17 апреля 2020 Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение по делу неонатолога и экс-главы роддома №4. Врачам вручили копии обвинительного заключения.

Врачи настаивают на том, что не желали смерти ребенку, но некоторые их коллеги убеждают суд в противоположном.

Дело рассматривается при присяжных. Что же за 14 заседаний они услышали о событиях ноябрьского происшествия 2018 года в роддоме №4 обобщил корреспондет kaskad.tv.

Цветы и овации подсудимым

 Первое судебное заседание по делу калининградских врачей состоялось 6 августа. На него пришла группа поддержки подсудимых. У входа в здание суда им вручили цветы, а представители калининградского медицинского сообщества скандировали «Мы вместе! Врачебная палата с вами!».

На первых заседаниях, которые в целом носили ознакомительный характер Елена Белая и Элина Сушкевич выглядели оптимистично.

Сторона защиты приводила аргументы, что ребенок родился крайне недоношенным, и выжить у него шансов не было. Подсудимые делали все возможное, чтобы его спасти. 

На четвертом заседании выступила мать погибшего ребенка Замирахон Ахмедова. Она давала показания в закрытом режиме, поэтому, что она сказала суду осталось неизвестным.

Однако журналистам удалось услышать показания сестры Замирахон, которая также проходит по делу как потерпевшая.

По словам женщины, в тот день она встретила Елену Белую на втором этаже. Попросила показать ей ребенка. Елена Белая  сказала, что ребенок родился весом 700 граммов и предупредила, что он будет инвалидом. Как утверждает потерпевшая, Белая сказала: «Зачем вам такой ребенок? У него не работают мозг и легкие».

В суде «всплыла» скрытая видеозапись

На седьмом судебном заседании суд допрашивал свидетелей обвинения. Это врач Екатерина Кисель и заведующая родительным отделением Татьяна Косарева. Суд также заслушал показания врача Татьяны Соколовой. Последняя, как выяснилось, сделала скрытую видеозапись разговора Елены Белой с подчиненными на совещании после рождения плода.

«Наплодили инвалидов», – так, по словам Екатерины Кисель, отозвалась Елена Белая о рождении ребенка с тяжелыми патологиями.

А вот, собственно и запись разговора на совещании.

"И что хотите, то и говорите", - сказала Белая. "Я не буду ничего говорить", - отвечает Кисель. "Садимся и пишем историю. А зачем вы женщине сказали живой, а он у вас никакой. Почему не поставили в известность? Только через три часа и всех подставили, включая Минздрав. Одно и тоже. Мне надоело говорить", - продолжает Белая. "А что я могла сделать? Значит, ничего", - отвечает Кисель. "Вы спасаете мир, вы же молодцы. Идите разговаривайте с женщиной и что хотите то и говорите", - Белая.  "Я говорила, что он на препарате и живой", - говорит Кисель. "Каждый раз у Вас одно и тоже. Не ставите в известность перинатал. Вы далеко не умнее всех", - говорит Елена Белая. Запись окончена.

Эту запись еще прослушают несколько раз и уточнят у каждого из участников этого разговора детали совещания. Елена Белая в тот же день заявила журналистам, что «оператор» скрытой записи заинтересован дискредитировать ее как руководителя. А некорректные выражения объяснила эмоциональным стрессом из-за случившегося.

Что рассказала Элина Сушкевич

WhatsApp Image 2020 09 04 at 10.02.09

 На десятом заседании суд допрашивал Элину Сушкевич. Она рассказала, что на момент прибытия бригады РПЦ в роддом новорождённый мальчик был в терминальном состоянии (прим. - переходное состояние между жизнью и биологической смертью). Были признаки того, что он умирает. Младенца нельзя было транспортировать.

По словам врача, лист наблюдения не был заполнен. Как ребёнка лечили, она не знает. Также Элина Сушкевич сообщила, что она записала рекомендации относительно лечения новорождённого, но этот лист пропал. Она советовала ввести дофамин, взять кровь и подготовить к переливанию. Дофамин развели в ее присутствии. На вопрос о времени смерти Элина Сушкевич ответила, что она не помнит. На вопросы о том, что происходило в отделении интенсивной терапии в ее присутствии, врач отказалась отвечать.

 О намерении убить младенца рассказала главный свидетель обвинения

На девятом и десятом заседании показания дала свидетель обвинения. По ее словам, Элина Сушкевич собиралась увезти ребенка в перинатальный центр. Елена Белая спросила у Элины Сушкевич, что «что делают таким детям, чтобы они погибли». Она ответила, что вводят магнезию. Тогда Белая сказала: «Решено. Он будет антенаталом».

Затем, по словам свидетеля, Элина Сушкевич отсоединила капельницы и ввела струйную магнезию в пупочный катетер. Через 2 минуты сердце ребенка остановилось.

Экспертное заключение поставлено под сомнение

WhatsApp Image 2020 09 25 at 10.32.29

Во время судебного процесса защита врачей Елены Белой и Элины Сушкевич попросила убрать из дела о гибели новорожденного в роддоме №4 заключение экспертов, которые изучали причины смерти ребенка. Адвокаты утверждают, что они не осматривали тело младенца и не могли видеть следы от инъекции магнезии, которую, по версии следствия, ввела Элина Сушкевич. Этим защита объяснила свое ходатайство.

В итоге, в качестве эксперта защитой был приглашен академик РАН и глава Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины Николай Володин. 

Он заявил, что в оказании медицинской помощи Замирахон Ахмедовой и ее ребенку выявлено более 20 нарушений.

«Росздравнадзор по Калининградской области — очень профессиональные люди. Почему? Потому что каждое свое предположение, каждое свое объяснение, каждый факт, который они выявили, - нарушение оказании помощи и беременной. Например, они установили, что обычно при преждевременных родах проводится эпидуральная анестезия. Врач родильного дома №4 вводит препарат для обезболивания, который проникает в плаценту и который угнетает дыхательный центр у плода», - прокомментировал Николай Володин. По словам академика, врач знал, к чему может привести инъекция препарата, но все равно его ввел.

Кроме того, Николай Володин заявил, что ребенок на протяжении 5 часов не получал необходимую медицинскую помощь.

«Ребенок, 700-граммовый, который лежит в лужице крови из-за халатности медицинских работников 4 родильного дома, который в течение 5 часов имеет показатели, свидетельствующие о глубоких нарушениях обменных процессов, и не подвергается никакой коррекции, - подчеркнул он. - Если у вас будет давление 60/20? Что с вами будет? А ребенок лежит. Сколько он будет лежать? Вот он пролежал 5,5 часов, пока ему не оказали [помощь]. Он не может говорить».

Кроме этого, академик РАН прокомментировал показания главного свидетеля обвинения Татьяны Косаревой

 «Говорит: "Я решила сказать правду. Я присутствовала (заведующая отделением, на рабочем месте) при убийстве ребенка". Товарищи, она — заведующая отделением, она — врач. Как можно присутствовать на своем рабочем месте, когда ты отвечаешь за этих детей? Это что, пришел человек, санитарка, и начал экзекуцию делать над каким-нибудь ребенком? А заведующая отделением будет стоять? "Ой, что ж ты делаешь, какая ты нехорошая". Пошла, и — заявлять:"Я присутствовала  при таком факте". Я по-человечески не понимаю этого» - сказал Николай Володин.

Елена Белая обвинила Косареву в ложных показаниях, а та заявила о давлении и угрозах

WhatsApp Image 2020 09 03 at 10.16.23

В пятницу, 25 сентября, суд допрашивал саму Елену Белую. "Всё, что она говорила на вчерашнем заседании - ложь", - сказала Елена Белая о показаниях Косаревой.

Она рассказала, что во время реанимации ребёнка, Косарева стояла возле катетера. Сушкевич диагностировала остановку сердца, нужен был укол адреналина. Косарева пошла за ним и ввела препарат, однако, по словам Белой, неизвестно, что в действительности она ввела, реанимация не дала никакого результата.

Кроме того, она рассказала, что никаких мотивов убивать ребенка Ахмедовой у нее не было, а смерть этого новорожденного была единственной в 2018 году. Также она рассказала, что свидетель Косарева врет. И сообщила, что не знала, были ли какие-то конкурсы на должность главврача, никакие документы на конкурс она не собирала и не подавала.

Сушкевич, по ее словам, дала следующий прогноз: малышу грозит либо смерть, либо инвалидность.

Сегодня же СМИ распространили информацию о том, что Татьяне Косаревой поступают угрозы. По этому поводу зав отделением обратилась в полицию, утверждает одно из изданий. «Автором угроз, как указано в заявлении, является главный внештатный неонатолог Северо-Кавказского Федерального округа Алексей Мостовой. Он, по словам Косаревой, потребовал, чтобы свидетель в суде дала заведомо ложные показания и тем самым помогла бы обвиняемой в резонансном уголовном деле избежать наказания», — сказал источник. Сейчас проводится доследственная проверка.

Следующее судебное заседание по этому делу состоится в следующий четверг, 1 октября.

 

Заметили ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Автор